Вход Регистрация

Пристань

Создано 15.03.2021
Сейчас онлайн: 11 участников

Вечный долг

-Мам, я Даньку сейчас закину, мы в кино с Викой пойдём.
-Нет
-Не понял
-Я говорю нет, не закинешь
-Почему, ма?
-Во первых и тебе здравствуй, а во вторых я не дома. Так что извини.Не звони мне часа три, я в салоне буду
И отключила телефон, вот так
ника, 51
5
614
-Фух, вот это да,- Оля ликовала. Она смогла сказать нет.

Да не кому-то, а своему любимому и единственному сыну, Ваньке.

Чужому, какому-нибудь поставщику, Оля бы сказала тихо, но чётко, НЕТ и всё, а вот Ваньке не могла

-Нет, ну я же тоже человек, тем более давно уже мечтала сходить в салон, вчера в каком-то порыве взяла и записалась на маникюр с покрытием, стрижку и окрашивание, а сегодня в выходной вот пошла.

А потом в кино с Маринкой, подружкой пойдут. Имеет право! Ведь имеет?

Оля шла и оправдывалась перед кем-то невидимым.

Так-то перед Ванькой неудобно он тоже пашет как проклятый, Вика сидит дома с Данькой.

Хотя вариантов много, няню нанять, в садик частный, предлагала ей место бухгалтера, не хочет. Говорит чужим ребёнка не доверит, лишних детей нет. Вот так.

А у неё, у Оли типа были лишние дети? Нет, просто положение другое было. Мужа не было и свекрови...

Сватья не помощница, у неё давление, и уже не так радостно на душе у Оли.

Ну вот,- думает женщина, Ванька обидится. Что делать-то? Может ну его нафиг пойду домой, позвоню Ивану, пусть везёт Даньку.

Этот вечный долг перед всеми, думает Оля. Но совесть ведь заест, не отдохнёт она, ааай...Это на работе она серьёзная и железная Ольга Викторовна, в бизнесе только так, тем более в том, который сама, на своём горбу, тонкими ручонками своими, с такой же подружкой тянуть, растить, холить и лелеять. Станешь такой...

А вот перед сыном, родственниками, там другая Оля, мягкая и безотказная.Та которая почему то всем должна помогать, уступать, служить...

Оля включила телефон, навернулись слёзы на глаза, что-то обидно стало. Она Ваньку растила одна.

Мать сказала, сумела нагулять, сумей и воспитать.

А она не гулящая никакая, разве виновата она, что навешал Ванькин отец лапши на уши девчонке...

Отчим показал на порог, дали только комплект постельного, одеяло да подушку.

И указали на дверь.

Поехала жить в комнату, что бабушка по отцу в наследство оставила, во второй комнате жила бабушка старенькая, а третья была закрыта.

Было дело, что есть нечего было, мать тайком от отчима таскала, то простокваши банку, то кусочек мяска.

Бабушка соседка видя, что Оля скоро в обмороки голодные начнёт падать, старалась подкормить девчонку, на свою пенсию.

Никого у неё не было на белом свете, вот и прикипела к Ольге. Когда Ванька родился, помогала очень, по сути она и кормила Олю с Ванькой, её детские сто сорок рублей, были как насмешка.

Оля взялась мыть подъезды, бабушка пока сидела с Ванькой, ну как сидела, качала коляску.

Кстати, коляску, новую и всю раздутую, с закруглёнными краями, с какими-то рюшечками, подарили отчим с матерью.

Потом подружка предложила торговать с ней на рынке, чего только не было, и рэкет, и милиция, но появились деньги.

Потом Ваньке место в садике дали, бабуля захворала, Оля её не бросала. Она очень ей помогла в своё время, бабушка недолго проболела, ушла... Оказывается Ольга в наследницах была, она ей комнату завещала.

Жалко Оле бабушку, хорошая такая. Опять одна осталась.

Как-то приходит с Ванькой домой, а под дверью мужик хмурый стоит, Вася на руке наколото, а на второй солнце из-за гор всходящее или наоборот, садящиеся.

-Чё за дела, -говорит, в собственную квартиру попасть не могу.

Ох, и испугалась тогда Оленька, открыла дверь, и как мышка проскользнула вперёд гостя.

Он постучал через время

-А что, где баба Олимпиада?

-Умерла, - пискнула Оленька

-А бабка Меланья тоже видимо?

-Да, -ещё тише сказала Оля.

-Ну что же, значит ты у меня в соседях?

-Угу, -кивнула девушка.

Пойдём на кухню, хозяюшка. Есть что к столу? Семь лет на казённых харчах...

Оля обречённо пошла на кухню, от страха давило виски, ломил затылок. Кто за неё заступится? Да никто! Отчим? Нет конечно. Отцу родному вообще не нужна. Оля сдерживая слёзы налила большую чашку борща, взяла Ваньку и собралась уйти.

-Постой, как зовут

-Оля, Ольга

-Пацан твой?

-Да...Ваня

-Ваня говоришь, здорово Иван. А меня дед Васька. Не бойся, Ванька. Мы с тобой ого-го как заживём.

Надо ли говорить, что всю ночь Оля просидела не смыкая глаз, так ей было страшно.

Утром, наскоро позавтракав кашкой понеслась на работу, предварительно заведя в садик сына.

Вечером в дверь комнаты постучали

-Кто?

-Ольк, выйди

Оля выглянула испуганно

-Ты вот что девка, меня не боись, я ни людоед, ни убийца. Так что... Ты это, пироги печь умеешь?

-Конечно

А с яйцом и луком зелёным сможешь сделать?

-Да, завтра

-Хорошо, дочка.

Так Оля с Ванькой стали жить с зеком, дядей Васей.

Как-то увязался за Олей молодчик, с самого рынка, она чуть ли не бегом бежала, заскочила в квартиру, дверь закрывать, а он на себя тянет.

Тут дядя Вася выходит. Олю отодвинул, велел в комнату идти. С тех пор никто на Олю даже не смотрел.

Какой-то вертлявый парнишка спросил только, уж не отец ли ей дядя Вася. А она возьми, да кивни, и в глаза так посмотрела.

Пять лет прожили бок о бок. Она и правда поверила что дядя Вася это её родной отец, но это было не так.

Однажды утром, когда Оля собиралась на работу, а Ванька в первый класс, за ним пришли. И когда что успел. Обыск сделали, ничего не нашли.

Ванька с Олей плакали, и дядя Вася держался, прикипел к своим ребятишкам, как он их звал. И то правда, Оля-то дитя дитём была с виду , да и по возрасту. Только груз непосильный тянула.

Попросил дядя Вася дочку с внуком обнять напоследок.

Молодой милиционер не разрешил и толкнул дядю Васю в спину, заплакал Ванька, заревела Оля. Но старый его напарник гаркнул что-то, что молодой покраснел

-Иди Василь Васильич, подосвиданькайся со своими, и когда только успел дочкой, да ещё и внуком обзавестись

-Спасибо Иваныч, долго ли умеючи, да только не досвиданькаться, а прощаться надо

-Чё ты, Васильич

-Ээээ, -махнул рукой дядя Вася.

-Прощай Олюшка, прощай девочка, будь счастлива, прости меня дурака старого, я ведь думал что завяжу, раз господь вон дочку с внуком подарил, да натура моя подлая, прости уж...

-Дядь Вася, -шепчет Ольга, -ты мне как отец, я тебе писать буду и ждать.

Через полгода Ольге сообщили что дяди Васи нет, вроде болел, кто его знает.

А комнату свою он оказывается на Ваньку с Олей оформил. Так Оля с Ванюшкой стали полноправными хозяевами трёхкомнатной квартиры, в хорошем районе, в центре.

Тут отчим с матерью материализовались, зачем тебе одной столько жил площади, давай меняться. У нас дети, ты иди в нашу однушку у черта на куличках, а мы сюда...

Да в Олю дух своенравия вселился, она им отказала, сказала что она не одна, а с сыном.

Долго они её доставали.

Оля тогда разменяла свою трёшку, на одну двушку в центре, а одну подальше. Очень выгодный обмен, очень, радовалась Оля. Это ей мама подружки помогла.

Подкопила, ремонт сделала, вторую квартиру сдавала. Всяко было в жизни, и мужчины встречались, да помнила своё детство, не хотела Ваньке отчима.

С той же подружкой магазин открыли, потом второй, теперь у них восемь штук. Им нечего сетевых магазинов боятся, в смысле конкуренции, они в таких местах открывают, что сети туда не лезут.

Не огромные деньги, но на хорошую жизнь вполне хватает.

Незаметно вырос Ванька, выучился, женился. Они давно уже не жили в нищете, но привычка экономить на себе, и жить для сына, у Оли осталась.

Подружка ругалась, ругалась и махнула рукой.

На днях Ольга болтала по телефону с подругой из детства, и та сказала что Олин номер телефона настойчиво выпрашивает их одноклассник.

Оля с ним дружила в детстве, даже целовались, а потом появился Ванькин отец, куда уж равняться...

И Оля что-то застеснялась как девчонка.

Саша, так звали парня, был женат, разведён, есть дочка. Они проболтали всю ночь! Оля сказала ему что работает продавцом в магазине, он спокойно отреагировал, ему было гораздо интереснее как жила Оля все эти годы.

Ведь после школы он уехал, был Саша из неблагополучной семьи, всего добился сам, теперь у него небольшой бизнес, по производству пластиковых товаров народного потребления. Сказал вскользь, не хвастаясь, а как-то смущённо.

Вот потому Оля и решила привести себя в порядок, как говорится. Никогда с ней такого не было.

Не успев включить телефон, на Олю посыпались смс. И тут же раздался звонок от снохи

-Ольга Викторовна, а вы где

-Здравствуй Виктория, а в чём собственно дело?

-Да ни в чём, ничего что мы в кино собрались сходить?

-Да нет, ничего, идите

-Вы что издеваетесь? - верещит Вика, - мы куда Даньку денем?

-Не знаю,- беззаботно сказала Ольга, -отвезите к твоей маме

-Вы что совсем? У мамы давление! Данька такой шустрый, вы что...

-Вик, мне некогда, у меня салон, а потом кино.

И Оля улыбнулась несмело себе новой, такой...дерзкой, ух.

-Твоя мамаша совсем ку-ку? -Вика чуть не плакала, -я всю неделю сижу дома, я что не имею права отдохнуь?

Видите ли у неё салон. Позвони и скажи ей, пусть не таскается по салонам на старости лет, а с внуком сидит, капец. Бессовестная, совсем крыша поехала. Старуха уже, а туда же, по салонам таскается...Ещё поди мужика найдёт, на старости лет замуж выйдет, и тю-тю твоё наследство, маразматичка старая.

-Вика, ты поняла что ты, сказала?

-Что я сказала? Назвала твою мамашу бессовестной маразматичкой? правда глаза колет?

-Собирайся

-Что? Куда? Ты ей позвонишь, да? Мы пойдём отдыхать?

-Собирайся, возьми с собой вещей, пока минимум.

-Зааай, мы куда?

-Увидишь.

Покидав в сумку минимум вещей какие-то невероятные халатики, трусики, рассчитывая на сюрприз, Вика порхала по комнате.

-А Данька? Мы куда его?

-Пока с нами.

-Зай, мы куда? Вань, ты куда едешь?

-Увидишь

-Выходи, возьми Даньку.

-Да что происходит, Ваня?

Иван молчал. Поднялись в квартиру к тёще с тестем.

-Здравствуйте, Надежда Михайловна, Захар Иваныч добрый день.

Вот привёз вам назад ваше сокровище. Вы меня извините конечно, не имею привычки взрослым людям указывать, но терпение моё лопнуло, так как вы её не воспитали, вот возвращаю.

Мне очень неудобно, но обижать мою маму я не позволю никому, даже своей любимой, пока, супруге.

Научите её общаться без претензий, а то все должны, все вокруг тупые и идиоты, ай...

Парень махнул рукой

-Даньку завтра привезу, пойдём сынок. Пока не научишься себя вести по-человечески, домой не вернёшься. Время ограниченно, и оно пошло.

И, ещё, научите её готовить. Не яйца жарить и макароны варить, а готовить. Мне ресторанная еда вот уже где. я ем нормально только у вас и мамы. вопрос, зачем мне жена?

И ушёл хлопнув дверью.

Оля была удивлена, увидев дома Ивана с Данькой.

-Сынок, я...прости...

-Мам...это ты меня прости, правда. Мы побудем сегодня с Данькой утебя

-Баба, ты такая класивая, как тлансфолмел, вжи, вжи. Вот такая баба моя

-Ого, вот это комплимент. Спасибо родненький.

-Вань, а я ведь не готовила ничего, там котлеты с макаронами только, вчерашние. я с Маринкой, ну с тёть Мариной...

-Ма. иди отдыхай. Мне просто надо тоже отдохнуть, привести мысли в порядок. Можно мы у тебя пока

-Конечно, Вань. А что случилось?

-Ничего, не переживай.

В это время Викин отец, Захар Иванович. орал так, что стены тряслись.

-Позорище, мужик вернул её. Надо было учится, а не глаза мулевать. Ты что пожрать не можешь приготовить, ладно бы работала, а то ведь дома сидит, уборщиц заказывает. Ты кто вообще? Этому тебя учили?

-Захар, ну уймись, девочка всё поняла...

-Поняла? Поняла? А ты спроси, спроси у девочки, что она про мать Иванову сказала. Из-за чего у него терпение лопнуло, а? Спроси у неё, давай!

Вика рыдала, картинно заламывая руки

-Захар, ну правда, могла бы и посидеть с внуком...

-Ты...ты... ах ты...да вы обе... пошли вон, вон с глаз моих. Завтра же скажу Ваньке, чтобы подавал на развод. Вырастили чудовище...

А Оля? Что Оля. Несмело училась любить себя. Странное это чувство когда не надо куда-то бежать, что-то делать, всегда в спешке, купить сыну то, сделать это...

Она просто шла по улице и рассматривала с улыбкой этот мир. как хорошо-то. Оля будто проснулась от вечной спячки, от бега , как белка в колесе.

Всё снуешь, снуешь. бежишь, бежишь. И не надо никого бояться обидеть, бояться что-то сделать не так.

Ты уже не малышка, которую может отругать отчим, наорать мать. Которую могут выкинуть из-за стола, за шиворот.

Потому что твоя опять жрёт, а что она сделала хорошего.

Тебе не надо кому-то стараться понравиться, быть нужной, боясь что если не будешь услужливой, от тебя отвернуться, как мать. Выбрав отчима и новых детей...

Оля шла и улыбалась, как много понадобилось времени, чтобы понять это.

Целых сорок лет жизни! Сорок лет! Мать вышла второй раз замуж, когда Оле было семь...И вот все эти годы она всё мечется, боясь кого-то обидеть, или сделать не так...

А ей всего сорок семь. Это Вике, в её двадцать три она кажется старухой, а у неё, у Оли, между прочим одноклассница, два года назад второго родила.

Разве она старуха?

Опять оправдываюсь, думает Оля. Что же, долгий путь нужно пройти, чтобы избавиться от чувства вечного долга перед кем-то...

***

Оля встречается с Сашей. Ни о чём не думает... голову не теряет, не тот она человек, жизнью научена, но на свидания бегает, глаза горят.

Вика...тут всё сложно. Ванька любит её, конечно. Ребёнку нужна мать. Но разве можно переделать характер в короткий срок.

Она сначала дулась, ждала извинения от Ивана. Потом всё же извинилась сама, и то по -видимому для того, чтобы вернуться к привычному образу жизни.

Единственный урок, который она вынесла, это то, что Иван не даст мать в обиду.

Но зависть и желчь куда девать? Правильно, завести блог, и поливать там грязью сумасшедшую старуху- свекровь, правда не указывая её возраст. А то эти бабки загрызут, всё считают себя молодками, в свои пятьдесят или сколько им там.

Есть у Вики и единомышленницы, такие же как она, пришедшие украшать этот мир.

Кстати, девочки, а вы не знаете, почему муж всё чаще называет Эллочкой, и ржёт. На прямой вопрос, это кто, любовница? Ответил нет, людоедка.К чему это? Он хочет поиграть в людоеда и его жертву, а какой костюмчик у этой , Эллочки, никто не знает.

-Ну может какая-то юбочка типа леопардовая, чулочки, топ и распушенные волосы

-Ага, и книжка в руках, хотя бы про курочку Рябу, чтобы было с чего начать

-Девушка идите вон, литературный кружок на другой площадке

-Дааа уж, некоторые люди такие...Эллочки Людоедки...всё пошла, пошла. А то ещё заражусь не дай бог, слабоумием от вас.